Мусорить при Беглове - выгодно

Кто зарабатывает на свалках вокруг Петербурга.
Власти Северной столицы выделили более миллиарда рублей на борьбу с несанкционированными свалками. Инициатива, казалось бы, вполне здравая: Петербургу давно требуется уборка. Однако меньше свалок почему-то не становится. Эксперты убеждены, что эта ситуация напрямую связана с доходами, которые чиновники получают от серых схем складирования отходов. Деньги в этой сфере вертятся огромные, а конфликтные вопросы всё чаще решают бандитскими методами.

Нападение на главу поселения Красный Бор в Ленинградской области Александра Канцерева было совершено 11 ноября. Неизвестный металлической трубой избил 57-летнего чиновника, нанося ему удары преимущественно по голове. В результате Канцерева с открытой черепно-мозговой травмой и переломами костей лица госпитализировали – сейчас глава поселения находится в тяжёлом состоянии, и неизвестно, выживет ли. При этом, судя по некоторым обстоятельствам, покушение не объяснишь каким-то случайным личным конфликтом – год назад Канцереву подожгли дом, при этом дверь была подпёрта снаружи, только чудом чиновник выжил.

Об этом сообщает Русский слон

В мае нападению подвергся экс-глава и действующий депутат соседнего с Красным Бором посёлка им. Свердлова Евгений Чекирев. Сейчас правоохранительные органы отрабатывают различные версии преступления, среди которых одной из наиболее вероятных является конфликт, связанный с выво­зом мусора из Петербурга. Второй по величине мегаполис России генерирует колоссальное количество отходов, которые надо вывозить и где-то складировать. И практически на протяжении всей цепочки «отходного бизнеса» действуют различные серые схемы, позволяющие их организаторам зарабатывать огромные деньги. Но реализовать эти схемы можно только при условии лояльности местных властей. Если же с теми не получается договориться или же чиновники начинают требовать слишком много, то, видимо, тогда в ход и идут спички и арматура. И как тут не вспомнить, что рядом с посёлком Красный Бор расположен одноимённый мусорный полигон, неоднократно засветившийся в разнообразной уголовщине, включая бесконтрольное складирование токсичных отходов.

Миллиарды из мусора

– В год Петербург генерирует около 9,6 млн тонн отходов, из них коммунальных – 1,2 млн, строительных – немногим больше 8 миллионов. По нашим оценкам, только стройиндустрия отправляет на несанкционированные свалки от 20 до 30% отходов, то есть до 2,4 млн тонн. Стоимость приёмки стройотходов на полигоне – порядка 500 рублей за кубометр (в тонне больше 1 кубометра). А на несанкционированной свалке – на порядок меньше. Заявляя заниженные объёмы, застройщики снижают затраты не только на утилизацию отходов, но и на плату за ущерб окружающей среде, – говорит эколог, член общественного совета Минприроды РФ Сергей Грибалёв.

Петербургские власти проблему осознают, но каждый раз разводят руками. Дескать, невозможно отследить каждый грузовик.

– Злодеи экономят деньги. Недобросовестные строители привлекают к вывозу такого мусора фирмы-однодневки, которые нанимают физлиц на личном транспорте. Преступные схемы стали изощрёнными, крайне сложно отследить цепочки, – жаловался в прошлом году заместитель председателя городского комитета по природопользованию Александр Кучаев.

Однако то, что не получается сделать у петербургских чиновников, удаётся сделать экологическим активистам, которыми становятся жители деревень и посёлков, оказавшихся рядом с грандиозными несанкционированными свалками. Они доказали: установить нарушителей можно элементарно. Ведь для того, чтобы мусорная бизнес-схема успешно функционировала, недостаточно раз в год отправить один грузовик со стройотходами. Для этого нужны вереницы машин, которые будут ездить по одному и тому же адресу. И не заметить их может только тот, кто будет старательно отводить глаза.

– В течение нескольких лет наши активисты фиксировали работу незаконных свалок во Всеволожском районе, проводили пробы, фотографировали колонны самосвалов, обращали внимание властей на то, что у нас незаконно работают целые предприятия, перерабатывающие мусор, – рассказывает эколог Борис Холопов. Увы, но собранные доказательства по какой-то причине так никого и не заинтересовали, хотя активисты показывали и номера автомобилей, и ИНН фирм, которым те принадлежали.

Доходная борьба с отходами

Несанкционированные свалки – это только часть мусорной проблемы. Другое распространённое нарушение связано с захоронением отходов не того класса опасности, который указывается в документах. Благодаря этому удаётся экономить гигантские деньги. Так, к примеру, было на том же полигоне в Красном Бору, где токсичные отходы, отравляющие и воздух, и воду, и почву, сваливали вместе с бытовым мусором. Чаще всего, чтобы как-то замести следы и отвести глаза проверяющим, такие отходы либо утрамбовывают в мусор, либо сжигают. Впрочем, иногда процесс начинает выходить из-под контроля, и тогда власти уже не могут перестать закрывать глаза на ситуацию.

Так, в марте 2020 года на территории Колтушского сельского поселения даже пришлось официально вводить режим чрезвычайной ситуации – в пробах воздуха и сточных вод там зафиксировали зашкаливающее превышение концентрации загрязняющих веществ от второго до четвёртого класса опасности. Общую сумму ущерба природе оценили почти в 300 млн рублей. Свалку временно закрыли, а отходы начали развозить по другим полигонам. Заодно возбудили уголовное дело в отношении предпринимателя, ведавшего полигоном. Впрочем, каких-либо подвижек пока не видно, и не исключено, что дело в итоге спустят на тормозах.

Однако подобные случаи остаются большой редкостью. Гораздо чаще свалка растёт, вокруг неё возникают новые, никем не санкционированные места выброса отходов, карманы чиновников пополняются, а недовольным жителям предлагают обращаться в суд или дожидаться рекультивации полигона.

На этом фоне власти постоянно выделяют бюджетные средства на борьбу с незаконными свалками. Например, в 2020 году один только Выборгский район Санкт-Петербурга получил более 140 млн рублей, а Красносельский и Московский – по 200 миллионов. В целом же городской бюджет за 2021 год потратил на решение мусорной проблемы более миллиарда! Между тем ещё четыре года назад активисты ОНФ обнаружили на территории Ленобласти 122 незаконные свалки и нанесли их на специальную интерактивную карту, названную «Генеральная уборка». Предполагалось, что теперь-то свалки навсегда уберут. Сейчас эта карта уже не действует, а грузовики с мусором продолжают катить из мегаполиса в область. В результате к 2021 году журналисты насчитали более 300 несанкционированных свалок вокруг Петербурга. Сколько денег потребуется, чтобы их убрать? Другими словами, чиновники, похоже, зарабатывают на серых схемах складирования отходов дважды – сначала закрывая глаза на вывоз мусора, потом на его уборке. И можно только предполагать, какие этажи Смольного затрагивает этот выгодный бизнес. По крайней мере остаётся непонятным, то ли губернатор Александр Беглов не знает, что происходит у него под носом, то ли, наоборот, знает слишком уж хорошо.

Конкретно

Эксперты уверены: нет ничего проще, чем остановить поток строительных отходов, которые вывозят со строек города. Нужна только политическая воля. Если уж деревенские бабули с фотоаппаратами способны установить источник происхождения тех или иных груд отходов, то контролирующим органам и ответственным лицам это тем более нетрудно. К тому же люди, которые экономят на вывозке мусора и тем самым создают возможность этого полукриминального бизнеса, не особо скрываются – крупных застройщиков все знают. Они вхожи в коридоры власти, регулярно встречаются и с губернатором, и с руководителями правоохранительных органов, сидят в президиумах благотворительных премий, дают интервью официальным СМИ. Власти Санкт-Петербурга просто должны подумать не о комфорте и кошельке этих уважаемых бизнесменов, а о нормальной жизни подотчётного населения.


Источник: “https://acompromat.com/articles/musorit_pri_beglove_vygodno_.html”

Источник: Компромат