Скандальный «чудик» Владимир Барцакин чистит интернет и провоцирует СМИ на новые расследования

То ли фейкового, то ли реального «мецената и миллионера» с Южного Урала, «человека, который сделал себя сам» Владимира Барцакина, похоже, больше всего сейчас волнует не бизнес, благотворительность, личная жизнь и тому подобное, а собственная репутация. По крайней мере, такой вывод напрашивается из судебной тяжбы, которую этот бизнесмен, спортсмен, дипломат и филантроп затеял с газетой «Наша версия», добрым десятком СМИ, социальными сетями и просто мало кому известными блогерами.Издание «Наша версия», чьи публикации хорошо известны читателям проекта, давно и осмысленно специализируется на громких расследованиях. Их из-под пера редакционного коллектива с 1998 года вышло немало. И мы прекрасно понимаем, что публикация сенсационных или критических материалов нравится далеко не всем, особенно их героям. Однако работаем мы для читателей, а они хотят знать как обстоят дела на самом деле. Ещё можно попытаться завязать диалог с редакцией и читателями, аргументированно обозначить свою позицию. Если при этом не махать кулаками и не пытаться выстрелить из-за угла, любой homo sapiens оценит, услышит и поймет.

Часть информации скрыта

О герое прошлых публикаций Владимире Барцакине из интернета можно узнать немало противоречивого. «Решальщик» уголовных дел по призванию «дорешался» до собственного 

уголовного дела

, которое «решил» с помощью досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом в некоторых сохранившихся публикациях позиционируется как меценат, миллионер, бизнесмен, спортсмен, дипломат и филантроп.

Человек-загадочка, про которого поисковики в топе не выдают ссылок ни на профили в соцсетях, ни на страничку в Википедии. Зато выдают предупреждение:

« Часть результатов поиска скрыта в соответствии с Федеральным законом от 13.07.2015 № 264-ФЗ».



Сразу не упомнишь всех законов, обязывающих издателей и операторов скрывать, удалять, пессимизировать или маркировать информацию, которые напринимала Госдума. Но обычно такие ремарки поисковики не делают по своей инициативе, инициатива исходит от какого-то лица или в его интересах, и должна быть хоть как-то аргументирована. Например, судебным решением.

Скандальный «чудик» Владимир Барцакин чистит интернет и провоцирует СМИ на новые расследования

У Владимира Барцакина такое решение оказалось. Каково же было удивление юристов редакции, когда на редакционную почту с не очень внятного е-майла упало требование удалить две публикации на основании решения Белорецкого межрайонного суда Республики Башкортостан:

« Кто покровительствует «бывшему следователю» Владимиру Барцакину, и кто его жертвы», и « Что в рекламных статьях о «меценате и миллионере» Владимире Барцакине правда, а что нет».

Как такое возможно, чтобы нас без нас осудили? Может быть, мы просмотрели уведомление о предстоящем судебном заседании, или оно просто потерялось по пути из Белорецка в Москву? Все оказалось гораздо проще.

Связи не будет

Из решения Белорецкого межрайонного суда Республики Башкортостан в составе председательствующего судьи Бондаренко С.В. следует: кто-то в сети интернет систематически хочет опорочить честь, подмочить достоинство и деловую репутацию Владимира Барцакина. И публикует недостоверную информацию, как он нарушает уголовное законодательство РФ. Но сам Барцакин утверждает, что никакой незаконной деятельностью не занимался. А раз не занимался, значит всё неприятное, что пишут про него в интернете – ложь, мухлёж и провокация.

И вишенка на торте: распространители порочащих отзывов доказать обратное не могут, ведь у них на сайтах… «не размещены реквизиты, нет почтового адреса, соответственно отправить требование по Почте России не представляется возможным», а все запросы по электронной почте и через формы обратной связи остались без ответа. А раз у Барцакина не получилось установить, кто разместил оспариваемую самим Барцакиным информацию, значит… нет и самого спора. Удалить и точка.

Стоп! Как это у «Нашей версии» нет почтового адреса, если он написан на каждой странице? Если у нас нет и электронной почты, то как мы получили электронное письмо с решением суда в интересах господина Барцакина? Если и телефона в редакции нет, то с кем тогда секретарь разговаривает все рабочее время? В целом это больше смахивает на то, что Барцакин просто не пытался сообщить журналистам о своих претензиях. Но судья почему-то поверил, что пытался.

В пользу последней версии говорит и то обстоятельство, что наша редакция оказалась на одной скамье подсудимых с такими уважаемыми «анонимами» без почтового адреса, электронной почты и телефонов как:

 360tv.ru со статьей «Вдова пытается отсудить дачный участок в Истре у миллионера. История оказалась с двойным дном и привкусом 90-х»
 rambler.ru со статьей «Многодетная вдова пытается вернуть захваченный миллионером дом в Подмосковье»
 kommersant.ru со статьей «Генерал мошеннических дел: следствие разыскивает фиктивного заместителя Александра Бортникова»
 ria.ru со статьей «Суд приговорил к 1,5 года колонии фигуранта по делу Генбанка»
 secretmag.ru со статьей «Российский миллионер пытается отсудить дом за 100 млн рублей у многодетной вдовы»
 bfm.ru со статьей «В дело о вымогательстве 1 млн долларов попал бывший следователь»
 rg.ru со статьей «Суд вынес решение по делу следователя, вымогавшего один миллион долларов»
И многих-многих других, включая Ютуб, Вконтакте, Одноклассников и просто малоизвестных блогеров, ведущих странички в Твиттере и даже каналы в Telegram.

Перед фактом

«Не привлекая к участию в процессе источники, где размещались оспариваемые Владимиром Барцакиным сведения, суд не дал им возможности обозначить свою позицию, — говорит руководитель юридической службы ООО «Версия» Кирилл Штыхно. — Однако принцип состязательности и равноправия сторон в России регламентирован, в том числе Гражданско-процессуальным кодексом. Да, у нас часто выносят заочные решения, но если ответчик ни от кого не скрывается и не отказывается выразить свое отношение к происходящему, суд должен его выслушать. И дать оценку. От редакции, по сути, потребовали «заблокировать» статьи, просто поставив перед фактом такого требования. Это процессуальное нарушение, которое должен принять во внимание суд вышестоящей инстанции».

В своем исковом заявлении Владимир Барцакин указывает, что «формат изложения отзывов не указывает на субъективное мнение (не указано, что автор отзыва так считает или думает, что это его мнение и т .п.), а представляет все как доказанный факт». Но если «насколько мы поняли, бывший глава министерства юстиции РФ по Московской области Владимир Коростылев не общается с Барцакиным более 10 лет», «главным козырем в колоде «серьезных связей» Барцакина, по видимому, был федеральный судья Московского областного суда Владимир Петрович Зимин», «вторым тузом в колоде связей Барцакина мог быть глава Министерства юстиции Московской области, земляк Барцакина из Башкирии, Коростылев Владимир Иванович», это не оценочные мнения, суждения и убеждения, то что же тогда? Нельзя проверить на предмет соответствия действительности личные взляды и субъективное мнение, это не предмет судебной защиты, и данное обстоятельство регламентируется ст. 152 Гражданского кодекса.

Чтобы спасти кого-то

Как 

отмечает

 сайт «Момент истины», впервые о репутации Владимиру Барцакину стоило всерьез задуматься в 2014 году, когда он был осужден второй раз — за мошенничество. Вернуться в общество удалось после 1,5 лет, а вот его помощнику, про которого Барцакин щедро «поделился» со следователем, повезло гораздо меньше. В зачет пошёл и статус отца-одиночки, который он получил, воспользовавшись доверием бывшей супруги Марины.

После 2017 года Барцакину можно было вычищать снова: для новых «бизнес-схем» со старым багажом было бы не просто. Тем не менее, былая молва, похоже, и помогла ему построить успешный бизнес по «решению» проблем людей, имеющих проблемы с законом. В кавычках, потому что удачных случаев его правозащитничества в СМИ нам обнаружить не удалось. Да и вряд ли было в силах Владимира Барцакина спасти кого-то от уголовного преследования: есть мнение, что большинство связей в правоохранительных структурах существовали лишь в голове самого Барцакина.

Теперь, видимо, снова подгорает. Что же было такого в публикациях о миллионере Владимире Барцакине, из-за чего он затеял войну, выиграть которую не очень дипломатическими способами затруднительно? Дело в том, что обжаловать решение Белорецкого межрайонного суда будут готовы далеко не все привлеченные ответчики. Некоторым просто жал сил, средств и времени на какого-то там Барцакина. Пока известно лишь об одном, помимо «Нашей Версии», обеспокоенном ситуацией СМИ.