«ОгнеНЕДОборец» Федосеенко

Выгоревшее здание бывшего ТЮЗа в самом-самом центре Иркутска стало апофеозом беспомощности регионального МЧССимволично, что полыхнувший в пятницу, 13 мая дом по Ленина-13 уцелел даже при грандиозной стихии 1879 года. А вот спастись при повелителе сонных мух, по недоразумению называющихся «пожарными», ему не было суждено.

Начальник Главного управления МЧС России по Иркутской области Вячеслав Федосеенко Начальник Главного управления МЧС России по Иркутской области Вячеслав Федосеенко

Покемон, Апостол и Боксер – всадники огненного Апокалипсиса

Впрочем, мы подробно описывали исполнение того фарса под творческим руководством Вячеслава Федосеенко. Чего было больше – некомпетентности или намеренного саботажа – вряд ли когда-то узнаем.

«ОгнеНЕДОборец» Федосеенко

В сравнении с заревом бывшего ТЮЗа обделенным вниманием СМИ оказался крупнейший за много лет пожар в соседнем Шелехове. В ночь на 17 мая заполыхал и заклубился едким дымом «Каучук». Предприятие занималось переработкой автомобильных покрышек в резиновую плитку. Залитая водой резина возгоралась снова и снова, в результате тушение растянулось на трое суток.

В помощь пожарным расчетам пришла городская аварийно-спасательная служба, а также «Водоканал» города Шелехова, подтянувший водопровод из сетей. Причиной «возгорания» и «задымления» стал двойной поджог. В самом начале месяца в городе металлургов сгорело дотла крупнейшее кафе «Хурал». Здесь следов поджога не нашли, есть версия о воспламенившейся проводке по причине майнинга.

Как выяснилось, из-за короткого замыкания сгорели 7 мая школа и семь домов в селе Половино-Черемхово Тайшетского района. Губернатор Игорь Кобзев ввел в Прибайкалье режим ЧС. Тогда же заполыхали три садоводства в Братском районе. Печальный итог – почти 150 дачных домов и двое погибших. Через неделю еще в одном садоводстве под Братском к ним добавится 90 построек.

11 мая, при тушении лесного пожара, погиб тракторист Иркутского лесхоза. Всего к тому дню сгорело 12 тысяч гектаров леса. На следующий день в пепелище превратились пять домов с надворными постройками в селе Касьяновка Черемховского района. 17 мая, по данным авиалесоохраны, только за сутки площадь лесных пожаров увеличилась до 8,3 тысячи га (в четыре раза).

Но и это, как выяснилось, не предел. На следующие сутки полыхало уже 15,2 тысячи га тайги, а Иркутская область заняла «почетное» первое место по России. 19 мая площадь горящих лесов увеличилась еще на четверть. Региональному министерству лесного комплекса пришлось запретить всю лесозаготовку.

25 мая загорелись мясокомбинат и птицефабрика в Падунского районе Братска. Пока добирались пожарные, с огнем бытовыми огнетушителями пытались бороться работники предприятия. Причина возгорания устанавливается.

В этой огненной хронике не обошлось и без явных курьезов – пожаров по вине откровенных кретинов. В ночь на 28 апреля загорелись подсобки магазина «Слата» в гостинице «Ангара», из-за чего эвакуировали 150 гостей города. Пожар тушили 5 часов. По видеокамерам вычислили мужика, бросившего окурок в контейнер полный картона. 24 мая пьяный иркутянин решил пожарить мясо на пустыре в микрорайоне Синюшина гора. Его барбекю быстро охватило площадь 250 квадратов.

Самыми отчаянными оказались трое бомжей, спаливших 23 мая заброшенный деревянный дом на улице Александра Невского. Полиции они представились позывными – Покемоном, Апостолом и Боксером. Свой поступок троица маргинально-мультяшных героев объяснила обидой на отказ в постое в этом доме. «Нас выгнали – значит, никто там не будет жить!»

«Мало мало мало огня. Я хочу еще немного больше»

Как всегда, причины огненной стихии разные: отягощенная майнингом ветхая проводка, пал травы, шашлыки, криминальные поджоги. И, само собой, большое количество придурков в этом задействованных. Никто не обвиняет ГУ МЧС по Иркутской области и лично полковника внутренней службы Вячеслава Федосеенко, что не выхватили заблаговременно окурок или зажигалку у очередного идиота.Умение пожарного ведомства измеряется не количеством возгораний, а способностью их оперативно тушить. Нынешний огневорот руководству регионального МЧС слишком соблазнительно списывать на аномально жаркий май. Однако пожарная лавина началась в Прибайкалье месяцем раньше – в аномально холодном апреле, когда каждые несколько дней выпадал мокрый снег.

Тем не менее уже в апреле тенденция оказалась совсем неприглядной. Объективные цифры озвучил тогда министр лесного комплекса Иркутской области Владимир Читоркин. 58 лесных пожаров на площади 1900 га по сравнению с 7 пожарами на площади 110 га за такой же период годом ранее. Итого в 17 раз!!!

При этом вместо битья в рынду и посыпания головы пеплом пожарищ на сайте иркутского МЧС мы видим пустые заклинания: «благодаря оперативному реагированию пожарных подразделений возгорания удалось ликвидировать, не дав распространиться на большие площади». Спасибо, Вячеслав Сергеевич! Куда еще большие площади?

Пал сухостоя и барбекю в лесных распадках являются не детской неожиданностью, а сезонными рисками. И к ним обязывает готовиться заблаговременно федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». ГУ МЧС должно уточнять планы, формировать силы, решать финансовые и организационные вопросы. А что получается не по учебнику, а на самом деле?

В качестве показательных примеров предотвращения огня приведем Усольский и Шелеховский районы. Первый, при площади 6,3 тысячи квадратных километров, на две трети покрыт лесными массивами. Кто-то возразит, что, как минимум, половину из них давно выкосили лесорубы. Но тем сильнее опасность возгораний. Ветки, осиновый молодняк и метровая сухая трава на вырубках полыхают куда быстрее девственного соснового бора.

Оставшаяся треть района занята сельхозземлями (в том числе заброшенными и поросшими той же травой) и землями населенных пунктов, где проживают 49 тысяч человек. Не считая окруженного районом самого города Усолье-Сибирское с 75 тысячами жителей.

Уже несколько лет подряд к Усольской территории приковано внимание руководства страны и лично Президента РФ Владимира Путина. Десятки миллиардов рублей направлены на рекультивацию полигона «Усольехимпрома», ликвидацию последствий экологической катастрофы.

В сравнении с ней ежегодные 200-300 пожаров в Усольском районе, включая более 30 лесных, переходящих на садоводства, – явно не в федеральном тренде. Как и то, что по причине задымления нынче здесь уже останавливалось движение пассажирских поездов на магистрали ВСЖД.

И в это самое время ведомство Вячеслава Федосеенко сознательно уничтожает отдельный Усольский пожарно-спасательный гарнизон, присоединив его 1 января 2022 года к Ангарску. Приказ подвели под пресловутую «оптимизацию». ГУ МЧС по Иркутской области впереди телеги мчится в «пилотном» по России проекте.

Пессимистичная «оптимизация»

Полностью был сокращен управленческий аппарат федеральной противопожарной службы. Не только кадры и бухгалтерию, но и старшин –офицеров с многолетним опытом работы вышвырнули на улицу. Правда, в качестве «пилюли» за два дня до увольнения бывшему начальнику 17-го отряда ФПС Сергею Шлегеру присвоили звание полковника внутренней службы. Конечно, заслуженно. Но ведь для человека главной была не новая звездочка на погонах, а любимое дело, которому он посвятил лучшие годы жизни – борьба с огнем.

Есть письмо мэра города Усолье-Сибирское Максима Торопкина в адрес начальника ГУ МЧС по Иркутской области В.С. Федосеенко.

Руководитель города напомнил, что территория требует повышенного внимания, и сокращение отряда отрицательно скажется на ее защите от стихии. В сухом остатке ответа: решение уже принято. Точка.

По информации территориального управления Министерства лесного комплекса Иркутской области в Усольском районе готовность к пожароопасному сезону не превышала 10%. Обобщаемые данные самого ГУ МЧС замалчиваются. Сотрудники ведомства сообщают, что в стремлении приукрасить свою безрассудность Федосеенко заставляет подчиненных искажать факты, ставить подписи под несуществующими данными. Тем самым толкая начальников гарнизонов на служебный подлог.

Усольский гарнизон уже физически не в состоянии справиться поставленными задачами. Техника неисправна. ГСМ не хватает из-за нагромождения бюрократических препон для своевременной и в полном объеме выдачи топлива. Начальник гарнизона, не успев поработать, уже написал рапорт об увольнении, а ведь пожароопасный сезон только начинается. При этом крайними выставляют должностных лиц Центра управления в кризисных ситуациях (ЦУКС) Главного управления. За слабую организацию работы один из дежурных привлечен к дисциплинарке.

Кто теперь сможет обеспечить защиту жителей Усолья и района, их имущества, а также окрестных лесов? При сокращении более 20 офицеров.

Между тем усольский пример не единичен. Годом ранее господин Федосеенко «оптимизировал» Шелеховский пожарно-спасательный гарнизон, также прилепив его оставшихся сотрудников к Ангарску. Из самого Ангарска, Шелехова и Усолья управленческий аппарат (кадры и бухгалтерия) перетекли в головной офис МЧС. В результате главк, как осьминог, распухает от бюрократического аппарата. Зато «оптимизация» реально оголила действующие на земле подразделения.

Было сразу очевидно, что огромной территорией из здания на Красноармейской-15 без промежуточного звена управлять невозможно. Механикам и старшим водителям приходится обрабатывать первичную документацию, за которую раньше целиком отвечал местный персонал. Зарплаты им (порядка 40 тысяч рублей на руки) никто не добавил. Напротив, из-за возросшей нагрузки полетели доплаты: ночные и за сложность.

Естественно, последствия такого управляемого головотяпства не преминули сказаться и в Шелеховском районе. Объемы пожаров возросли в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Для чего Вячеслав Федосеев запустил эту безумную «оптимизацию» – ради модного чиновничьего слова? Или чтобы отрапортовать в Москву в этом единственном сомнительном успехе и выслужиться до генерала? Мы не знаем. Но очевидно, что при таком «выдающимся» организаторском подходе гореть будем еще часто и очень много.